Сегодня мы расскажем про «Уральский клондайк», где в 1824 г. переселенцами открыты месторождения россыпного золота и платины и в 1830-х гг. на берегу р. Ис появился посёлок Конюхово.

Основатель посёлка при прииске — золотопромышленник Павел Александрович Конюхов. В середине XIX в. здесь началась настоящая «золотая лихорадка». К началу ХХ в. в Исовском и Тагильском платиносодержащих районах (Верхотурский и Пермский уезды Пермской губернии) вырабатывалась значительная часть всей годовой добычи платины (до 80 % мировой добычи). В 1904 г. в Конюхово была переведена резиденция управляющего платино — промышленной компании, а посёлок получил новое название — Екатерининский. После гражданской войны он был переименован еще раз, получив свое современное название — Ис. Рядом, находятся многочисленные прииски на которых добывали платину.

Мы решили съездить и посмотреть, что осталось от некогда многолюдных улиц, и как работает последняя драга номер 27. Так же был интересен клепанный мост узкоколейной дороги, который построили больше 100 лет специально для подвоза деталей и частей драги, которые собирали на месте.

Отправляемся в путь! Так как закатное время составляет 30 минут, пришлось поездку разбить на два дня.

Проезжаем прииск — посёлок Косья.

Прииск расположен у подножья горы Качканар. До революции 1917 года назывался Шуваловский. Основан в 1825 году. Первыми поселенцами были вогулы и татары. Граф Шувалов — генерал, посол, крупнейший капиталист и помещик России. Жил в Петербурге, на Косье не бывал ни разу. На рубеже двадцатого века здесь были построены школа, больница, церковь, клуб для служащих, небольшая электростанция.
Руководство приисками осуществлялось из управления Крестовоздвиженского округа. Управляющий француз Перрэ Л. Я.

Рабочая сила на прииски завезена из Пермской и Вятской губерний, а также из близлежащих населенных пунктов: Бисера, Пышмы, Лысьвы и других.

Когда на Косью приезжал управляющий, то улицы тщательно подметали. Его жена имела обыкновение по утрам выходить на широкое крыльцо дома и разбрасывать мелкие деньги, люди бросались в драку, а дама с интересом наблюдала за этим. Вечером на площади поселка выставлялась бочка вина и мужикам подносили чарку. Управляющий иногда давал балы, на которые собиралась вся косьинская знать. Жена его собирала с гостей деньги и использовала их на обучение бедных детей.

Все Косьинские прииски входили в так называемый Крестовоздвиженский платиновый округ графа Шувалова. Вся территория с населенными пунктами была обособленной. Здесь был свой волостной старшина, становой пристав, уездный исправник и другие должностные лица. Поселок жил бурной, кипучей жизнью. Но и сейчас он не на последнем месте по уровню жизни и количеству людей.

Едем дальше, следующий пункт остановки посёлок Ис. Вот так выглядят дражные отвалы, после 100 лет работы драги. Сделали этот снимок летом, северное направление, на нем также видны различные близ лежачие прииски, Федино, Журавлик, Благонадежный.

На снимке ниже, сделанным на выходных, видно как работает драга, и прииски Белая, Глубокая, Маломальский, Воскресенский, ориентированно на юг. Попытались как можно ближе подъехать к драге, но не нашли верный путь.

На следующий день добрались до моста, проезжая опустевшие, и не совсем, деревни.

Дальше путь домой, итого 1000 км пройдено, набрано много материала который не влез в одну статью, поэтому будем продолжать тему «Уральского клондайка» в следующих статьях.

Чтиво напоследок. «Екатеринбургская неделя» № 39 за 1896 год.

«Нижняя Тура. (Дерзкий разбой). В Нижнетуринской горнозаводской даче по системе р. Ис расположены богатые платиновые прииски г-на Переяславцева. 17 августа в два часа дня доверенный на Маломальском прииске Смолин повез с этого прииска в главное управление приисков утреннюю добычу платины. Маломальский прииск находится от главного управления в двух верстах. На половине дороги на Смолина напали с целью грабежа бывший служащий на том прииске обыватель Серебрянской волости С. Гилев, обыватель Нижнетуринской волости Уваров и еще крестьянин Вятской губернии Х-в. Смолин ехал верхом, имея через плечо на ремне банку с платиной.

Спустившись в ложок Архангельского прииска, он был остановлен вышеупомянутыми лицами. Причем Гилев, как знакомый Смолину, поздоровался с ним. Смолин, думая, что Гилев желает что-нибудь спросить, приостановил лошадь. В это время Гилев выхватил револьвер и выстрелил Смолину в голову, пуля попала в висок. От выстрела лошадь испугалась и бросилась вперед. Тогда убийца побежал рядом с лошадью, все время, стреляя в свою жертву, пока тот не свалился с лошади. В это время убийцы сорвали со Смолина банку с платиной и побежали к лесу. Смолин имел еще настолько силы, что, шатаясь, добрел до ближайшего разреза, всего 70 саженей от места происшествия, и тут сбежавшимся рабочим успел сказать, что в него стрелял С. Гилев. Затем он потерял сознание и, не приходя в себя, в час ночи скончался.

Надо удивляться дерзости убийц, так как место, где совершено нападение, совершенно открытое, по которому постоянно ходят рабочие, и при том совершенно на виду с разреза, так что все рабочие видели, как убийцы бежали к лесу.

В ту же ночь, благодаря распорядительности урядника, убийцы были задержаны в Нижнетуринском заводе и сразу признались в своем преступлении. Преступники сознались также, что они четыре дня караулили Смолина, зная, что он всегда ездит один. Платины было в банке, как заявляют служащие, около полутора фунтов. Преступники, сознавшись в убийстве, хотели указать, где ими спрятана банка с платиной, для чего их на другой день под сильным конвоем возили на место происшествия. Тут они до позднего вечера водили провожатых по лесу и не указали места. Очевидно, что они сами плохо заметили место, или же у них были соучастники, которые перепрятали платину.

20 сентября при большом стечении народа похоронили в Нижнетуринском заводе тело убитого, и под тот же похоронный звон отправили скованных преступников под конвоем трех верховых урядников в острог, в г. Верхотурье. Уваров все врмя плачет и говорит, что убитый не дает ему покоя и все стоит перед глазами. Гилев, напротив, совершенно весел, шутил с караульными и всю ночь пропел песни.

После убитого Смолина осталась жена беременная и трое ребятишек, старшему четыре года. Средств никаких».

Вот так сурово иногда приходилось. Но суть в том, что банку в лесу так и не нашли.

При подготовке статьи, были использованы материалы с сайта www.is.poselokis.com

ПОДЕЛИТЬСЯ