Потребительские программы КопиКупи

Зимний трип в село Быньги Невьянского района Свердловской области, чтобы сделать увлекательные снимки великолепного Храма Николая Чудотворца.

Быньги — это малотуристический регион, поэтому мы решили это исправить и сделать вылазку, чтобы показать всем, насколько красивые места есть в селе Быньги. Село Быньги разместилось в 7 километрах к северу от Невьянска на территории Невьянского городского округа, на речке Быньга. На его месте еще в начале XVIII века существовала небольшая деревня Старые Быньги. В 1718 г. вблизи деревни Никита Демидов построил железоделательный Быньговский завод-филиал Невьянского, куда для перековки в железо доставляли чугун.

Главная достопримечательность села — храм во имя Святителя Николая Чудотворца. На уральской земле до наших дней дожили лишь единицы церковных строений XVIII в. Николаевскому храму села Быньги была уготована еще более редкостная на Урале судьба: он не подвергался разорению, сохранил свой первозданный вид и иконное убранство.

История Храма Николая Чудотворца в селе Быньги

Храм был построен по желанию и на средства владельца Невьянского и Быньговского заводов Петра Саввича Яковлева. Имя архитектора неизвестно. По преданию, когда после смерти Саввы Яковлева (1784 г.), купившего у Прокофия Демидова Невьянскую группу заводов, в том числе и Быньговский, наследники делили имущество, Петр якобы сказал:

«Если бы мне достались Невьянский и Быньговский заводы, я непременно построил бы в Быньгах Святителю Николаю такой храм, которому стали бы дивиться и которому не было бы веку»

Став владельцем заводов, Петр Саввич приказал управляющему Невьянскими заводами Суслову:

«Если можно, отлей в Быньги церковь чугунную во имя Светителя Христова Николая; если этого нельзя сделать, то устрой храм на славу, ничего не жалей».

До постройки Николаевского храма в Быньговском заводе существовала деревянная православная часовня, богослужения в которой проводили священнослужители Невьянского завода.

Храм был заложен 10 мая 1789 г. В течение семи лет он был построен и освящен 24 января 1797г. В грамоте говорилось, что он «всем благолепием церковным и причтом снабжен». Это один из первых храмов Урала, построенных в стиле классицизма. В его архитектуре очень гармонично сочетаются элементы раннего классицизма и позднего барокко. Издалека храм выглядит изящным, устремленным ввысь, легким, почти невесомым, очень живописным и нарядным благодаря наличию в его архитектурном убранстве элементов позднего барокко. Архитектурные формы объема и деталей гармоничны, композиционно уравновешены; они отличаются соразмерностью человеку.

Необычная архитектура

Он необычен для Урала центрическим построением: это квадрат с четырьмя трехстенными выступами, причем здание лишено прямых углов (за исключением колокольни, углы скошены в форме трех граней). Срезанные угловые части служат как бы переходами от одного выступа к другому. В результате вместе с примыкающей с запада колокольней получилась оригинальная двадцатигранная конфигурация. Такой редкий, красивый план — сложный крест, очень похожий на цветок, придает объему здания компактность, даже камерность, а не слишком высокие вертикали колокольни и глав не нарушают ощущения «уютности» постройки. Конечно, такая объемно-планировочная схема — еще барочная. В стиле барокко оформлены и четыре малых глухих барабана (главки) со срезанными углами, лучковыми фронтончиками и вычурными, шатрового типа, завершениями. Сходным образом обработан и второй ярус колокольни. Главы имеют декоративные украшения в виде сложных арочных окон, украшенных сандриками и дугообразными карнизами. Таким образом сложный план, замысловатые формы покрытия колокольни и глав, некоторые элементы декора напоминают об уходящем барокко.

Однако главный купол на круглом барабане, верхний ярус колокольни в виде мощного цилиндра с часами и шпилем, и, в первую очередь, по-новому для уральских культовых построек использованный дорический ордер с антаблементом, фронтоном и двухколонными портиками у входов — все это относится уже к классицизму. Углы украшены пилястрами, над окнами треугольные сандрики и филончатый карниз. Редкостный по красоте план храма придает сравнительно небольшому объему сельского храма компактность и вместе с тем ощущение величественности.

Петр Яковлев действительно построил храм «на века», очень прочный. В фундаменте его под углами заложены чугунные «стулья» весом около 5 тонн, все стены внутри перевязаны металлическими связями — тяжами, обеспечивающими устойчивость всей конструкции. Верхние и нижние подушки окон чугунные, оконные рамы в куполах и стропила их металла, крыша была покрыта кованым листовым железом

Храм имеет форму креста с пятью главами и колокольней. Его длина составляет 18 сажень, ширина 17 сажень (около 36х34м). На колокольне храма установлены башенные куранты с колоколами и тремя циферблатами, изготовленные невьянскими мастерами в конце XVIII в. Колокола отбивали четверти, получасы и часы, как и куранты Невьянской башни. Самый большой из колоколов весил 110 пудов.

Храм неоднократно ремонтировался и подновлялся. В 1852 г. на средства заводовладельцев и прихожан около храма была сооружена каменная ограда в виде многоконечной звезды с тремя воротами. Внутри храма стены и столпы покрыты священно-историческими изображениями: сценами ветхо- и новозаветных событий. В отличие от старых росписей в куполе росписи на столпах переписывались в 1850-х гг., в конце 1940-х гг., поновлялись в конце XX в.

В Свято-Николаевском храме три алтаря. Главный алтарь освящен во имя Святителя Николая Чудотворца. В его нижней части слева сохранилась надпись:

«Храм сей и иконостав воздвигнут усердием и иждивением заводовладельца Петра Савича Яковлева в 1796 году».

В 1860 г. на средства прихожан иконостас был починен, обложен резьбой и вызолочен, и в нем поновлены иконы. Об этом свидетельствует надпись справа по низу иконостаса:

«Иконостас сей возобновлен и украшен благолепием на счет усердных и добровольных пожертвований прихожан в 1860 году».

10 октября 1860 г. он был вновь освящен.

Голос прошлого. Подлинные украшения

Подлинным украшением храма являются три резных иконостаса. Позолоченный иконостас Николаевского алтаря выполнен вручную из дерева в стиле барокко. Его центральная часть имеет необычную криволинейную выпуклую форму с вычурным завершением в виде короны (обычно иконостас завершается крестом или распятием). На иконостасе сделана орнаментация тончайшей объемной резьбой с использованием растительного орнамента; над иконами — скульптурные деревянные резные и раскрашенные головки ангелов. Хотя сам иконостас имеет барочную форму, однако красивые колонны, завершающие его полукружия, относятся уже к стилю классицизма. Таким образом, синтез двух стилей прослеживается и во внутреннем интерьере храма. Имя создателя икон Николаевского иконостаса неизвестно. Вероятно, над их написанием работал не один иконописец. К столетию храма иконы были поновлены Николаем Петровичем Ясниковым; им же написаны многие иконы местного ряда в храме. Боковые придельные иконостасы имеют обычную плоскую форму и сдержанны в художественном решении, подчеркивая значение центрального иконостаса.

Главные, особо почитаемые иконы храма: Николая Чудотворца и список с чудотворной Верхнетагильской иконы Пресвятой Богородицы «Знамение». Они расположены в отдельных больших стационарных киотах с навершиями в виде деревянных резных раскрашенных фигур ангелов. Перед обеими иконами в знак особого почитания были поставлены так называемые «тощие» свечи — большие массивные восковые свечи, расписанные красками вручную (они сохранились до сих пор). Наверху их сделаны специальные навершия, которые принимают расплавленный воск, чтобы он не стекал вниз и не портил вида свечи. Свечи укреплены на латунных многосвечниках-шандалах, изготовленных невьянскими мастерами: один — «усердием крестьян Быньговской волости», другой — «усердием Александра Сморагдовича Богатырева».

При освящении храма был только один Николаевский алтарь. Позднее храм был расширен и устроены боковые приделы.

Тёплый храм

21 сентября 1815 г. Невьянская заводская контора обратилась к епископу Пермскому и Екатеринбургскому Иустину с прошением устроить в храме с северной стороны придел в честь Успения Пресвятой Богородицы, в связи с тем, что зимой в храме холодно. Благословение было получено и 8 ноября 1819 г. протоиереем Феодором Карпинским был освящен «теплый храм» — северный Успенский придел.

Первоначально иконостас Успенского придела не имел резьбы и был только выкрашен. Он был отделен от Николаевского сплошной застекленной перегородкой. В теплый придел входили через холодный, Николаевский, и от этого в приделе была постоянная сырость. Со временем в холодном приделе стала обваливаться штукатурка, попортилась позолота на иконостасе и стенная живопись; балки под чугунным полом сгнили, он осел и местами стал проваливаться, а так как под ним был устроен подвал, то проводить богослужения стало опасно. Кроме того, в Николаевском алтаре вокруг престола была устроена неудобная массивная деревянная сень на 8 столбах с куполом. Успенский придел был тесен, а зимой в нем было угарно и холодно.

Реставрация

В 1857 г. храм был реставрирован и перестроен изнутри: разобрана стеклянная перегородка, храм сделан теплым — сложены новые печи, обновлена стенная живопись, стены окрашены желтой масляной краской, постлан новый чугунный узорчатый пол, а подвал засыпан песком. Перед алтарями устроены солеи и амвоны, которых раньше не было, поновлены иконы в Успенским иконостасе, который был вновь освящен 25 января 1858 г. Обветшавшие деревянные крылечки были заменены на каменные со ступеньками из чугунных узорчатых плит; с главного хода на паперть устроена большая чугунная дверь, крыши покрыты железом, выкрашенным зеленой краской. В 1866 г. крыши вновь покрашены в зеленый цвет. В 1862 г. поставлены 4 новые печи-голландки в железных кожухах и в куполе устроен круговой балкон (балюстрад) для хора певчих. В 1909 г. иконостас Успенского алтаря был вновь вызолочен Николаем Петровичем Разиным.

Южный, Сретенский, придел был освящен 30 января 1863 г. в честь двунадесятого праздника Сретенья Господня, а главное — в память освобождения крестьян от крепостной зависимости. Устроен он на пожертвования прихожан.

Старообрядцы Невьянской школы

Свято-Николаевский храм особенно уникален своим иконным убранством. В нем широко представлены иконы невьянских мастеров-иконописцев. В XVIII-XIX вв. Невьянск был центром иконописания Урала. Поэтому устроители храма и заказали выполнение икон первоклассным мастерам невьянской школы. И именно поэтому Николаевский храм — единственный сохранившийся храм, обладающий полным комплектом иконного убранства, исполненным в стиле Невьянской иконописной школы. Иконостасы и отдельные образы создавались и пополнялись в течение почти столетия, а значит, иконы отражают состояние и развитие невьянского стиля в течение этого времени.

Невьянская икона — это икона старообрядческая. Большая часть населения Урала и Невьянских Демидовских заводов — старообрядцы, бежавшие сюда от преследования царских и церковных властей. Среди них было немало талантливых иконописцев. При каждом заводе строилась церковь. За счет жителей заводских поселков потребность в иконах резко возросла. Официальное церковное иконописание уже не могло удовлетворить этот спрос, тем более, что для старообрядцев иконы нового, «фряжского», как они говорили, письма были совершенно неприемлемы. Возникновение старообрядческого иконописания стало неизбежным. Оно развивалось по всей территории Урала, но нигде не достигло такого совершенства, как в Невьянске и связанных с ним поселениях. Иконы невьянских мастеров отличались добротным письмом и высоко ценились: заказчиками у них были не только «местные и окрестные жители, но вообще жители всего Зауралья и даже европейской России».

Невьянская икона

Период расцвета невьянской иконы — вторая половина XVIII -первая половина XIX вв. В это время в Невьянске работало 10 иконописных мастерских, а к началу XX в. иконописью занимались только три семьи, писавшие иконы на заказ, да и они «сидели иногда без работы». Наиболее известными династиями, занимавшимися иконописанием более 100 лет, были Богатыревы, Чернобровины и другие.

Иваном Прохоровичем Чернобровиным были написаны иконы Сретенского иконостаса и поновлен Николаевский иконостас (а резчиком-позолотчиком Сретенского иконостаса был его брат — Егор Прохорович). Династия потомственных иконописцев Чернобровиных из приписных крестьян Невьянского завода известна с 1798 г. Иван Прохорович Чернобровин родился в 1805 г., обучался иконописному мастерству у Ивана Анисимовича Малыганова. Он числился крепостным крестьянином Невьянского завода, «исправлял угольную повинность», нанимая вольных государственных крестьян и занимался «письмом святых икон». Старообрядец часовенного согласия, Иван Прохорович в 1835 г. перешел в единоверие вместе с братом; был уважаемым в единоверческой среде человеком. Чернобровины пользовались полным доверием церковных властей и получали от них крупные заказы на иконы и оформление вновь строящихся православных и единоверческих храмов. Жили Чернобровины отдельными домами и работали порознь (в отличие от Богатыревых), объединяясь только для выполнения крупных заказов. И. П. Чернобровин писал иконы для Режевской, Шайтанской, Сылвенской единоверческих церквей Урала. Последняя подписанная икона Чернобровина датируется 1872 г.

Невьянские мастера писали иконы в традициях иконописных школ дореформенной Руси, но не копировали старые иконы, а творчески перерабатывали традиции, выражая в иконах свои чувства, свое видение мира как творения Божьего. Они взяли от древнерусских икон их лучшие черты: от московской — удлиненные пропорции фигур, ритм, узорочье, письмо по золоту; от ярославской — объемное, округлое изображение ликов, динамизм сюжета (смелые повороты фигур на три четверти) и пр. Невьянская икона сохранила необычайную выразительность и одухотворенность, истовость, праздничность, яркость, присущие древнерусской иконе.

Но мастера учитывали и веяние нового времени, и опыт светской живописи. Постройки, интерьеры, изображенные на иконе, получают объем, «глубину». Иконописцы старались приблизить изображение на иконе к реальности. Это прослеживается в «глубине» икон, в объемности ликов, в изображении природного пейзажа, видов городов и зданий. Изображения несут в себе местный колорит, отразивший географические приметы: в зданиях угадываются постройки уральских горнозаводских комплексов, купола и силуэты уральских храмов. Неизменная деталь пейзажа — башня с арочным проездом, силуэт Невьянской башни угадывается в изображениях маленьких городов на дальних планах (икона «Спас Нерукотворный» с предстоящими Апостолами Петром и Павлом, кон. ХVIII в., музей «Невьянсккя икона»), а на иконе «Голгофа» (1799 г., музей «Невьянская икона») изображена башня с курантами. Вместо условных гор с косо срезанными площадками — типичные смягченные временем уральские разноцветные горки с выходом горных пород, поросшие хвойными перелесками. Некоторые вершины — белые (снежные). Деревья на склонах гор, трава, кустики, округлые камушки, елочки и сосенки, обрывистые берега реки со свисающими корнями растений — непременный атрибут невьянского письма.

Реалистические тенденции проявились и в отражении в ликах некоторых святых местного этнического типа (вогульские черты в облике Николая Чудотворца в иконах XVIII -1 -й пол. XIX в.). Для написания икон мастера пользовались минеральными красками — очень стойкими, не выцветающими и не выгорающими, поэтому иконы оставляют впечатление свежести и новизны. Кроме того, минеральные краски придавали иконе особый колорит.

Рисунок лучших невьянских икон поражает изяществом и пластичностью. Отличает невьянскую икону тонкость письма, нарядность, декоративность, обилие золота: пластинками сусального золота покрывалась вся икона. Золотой фон просвечивал сквозь тонкий слой красок, что придавало иконе особую теплоту. Кроме того, мастера владели различными способами обработки золотого фона: гравировкой, цвечением, черневым узорочьем. Получавшаяся при этом фактурная (неровная) поверхность по-разному преломляла лучи света, создавая впечатление, что икона сама светится своим особым светом, за что и называли ее светоносной.

Оттенки ярких синих, зеленых, красных красок в сочетании с золотом притягивают и останавливают на себе взгляд. Золото всегда находилось в гармонии с основным цветовым решением иконы. Оно символизировало Христа, божественный свет, солнце, власть, чистоту помыслов, победное сияние добра.

В рисунке невьянской иконы первой половины XVIII-середины XIX вв. заметно влияние необычного для икон стиля барокко: пышные многофигурные композиции с динамичными позами святых, их одеяния развеваются узорчатыми драпировками — складками; изобилие декоративных элементов — средник и поля зачастую украшены вычурными золотыми завитками; надписи по краям икон обрамлены пышными золотыми картушами — рамками, вычурные троны «составлены» из выгнуто-вогнутых завитков; облака и горизонты обозначены вьющимися линиями. Одеяния святых отличаются многоцветьем, узорами и цветочным орнаментом, напоминающим розы и другие цветы тагильских подносов (особенно это характерно для икон, написанных Чернобровиными).

С начала XIX в. в иконе появляются черты классицизма, отразившиеся в уже упомянутых реальных изображениях уральского пейзажа и видов горнозаводских строений. Архитектурные постройки и детали изображаются в трехмерном пространстве, т. е. получают объем и глубину. Изображения святых отличаются миниатюрностью, тонкостью письма, психологичностью и физиономизмом. Самое выразительное в иконах невьянских мастеров — прекрасные лики: миловидные, полнощекие, с большими глазами, морщинами на лбу, коротким прямым носом, с округлым подбородком, чуть улыбающимися губами. Они излучают доброту, сочувствие и сострадание. В некоторых ликах отражены оттенки чувств: в ликах ангелов есть детская невинность и трогательная чистота помыслов.

Для большинства поздних икон характерен золотой фон с прочеканенным по левкасу растительным или геометрическим орнаментом. Святые изображаются на фоне пейзажа с низкой линией горизонта. Упрощается композиция иконы, она становится похожей на картину, в ней важную роль играет линейная перспектива.

В иконе народ искал и выражал свои идеалы, свои представления об истине, добре и красоте. Невьянская икона воплотила этот идеал с наибольшей полнотой. Вглядываясь в лики святых, мы постигаем душу народа, его веру, надежду и любовь — то, что сумели сохранить «ревнители древлего благочестия», испытавшие гонения властей.

Кратковременное закрытие

Кратковременно храм был закрыт в 1930 г., но по решению ВЦИК открыт. С 1939 по 1944 гг. богослужения в храме не совершались из-за отсутствия священника, хотя юридически церковь не закрывалась. Несмотря на то, что двери храма были закрыты, все церковное имущество осталось на месте. 4 сентября 1941 г. исполком Невьянского райсовета принял решение о передаче здания церкви под пионерский клуб. Но это решение так и не было воплощено в жизнь.

Свято-Николаевский храм села Быньги — наше национальное достояние, вызывающее интерес у всех приезжающих в Невьянск туристов, особенно иностранных, которым предоставляется редкостная возможность сравнить храмы XXI и XVIII вв. — Спасо-Преображенский собор и Свято-Николаевский храм.

Расположенный в тихом провинциальном уголке, он сохранил не только прежний облик — и внешний, и внутренний — но и свой «домашний» уклад. В нем явственно ощущается неповторимое дыхание ушедших веков.

comments powered by HyperComments